Вторник, 25.06.2024, 02:01
Приветствую Вас Гость | RSS

Вавилонская библиотека

Главная » 2020 » Ноябрь » 27 » Мамин день.
16:53
Мамин день.

Мировая известность - Марлен Дитрих (актриса, певица) мечтала увидеть СССР. В 1963 году ее мечта осуществилась. В Москве и Ленинграде она дала несколько концертов. В конце одного из выступлений на сцену вышел большой начальник и спросил Дитрих: "Что бы вы хотели еще увидеть в Москве? Кремль, Большой театр, мавзолей?"
И Марлен Дитрих ему сказала: "Я бы хотела увидеть советского писателя Константина Паустовского. Это моя мечта много лет!"


«По окончании шоу меня попросили остаться на сцене. И вдруг по ступенькам поднялся Паустовский. Я была так потрясена его присутствием, что, будучи не в состоянии вымолвить по-русски ни слова, не нашла иного способа высказать ему своё восхищение, кроме как опуститься перед ним на колени». Свою любовь и восхищение русским писателем Марлен Дитрих объяснила так: "Однажды я прочитала рассказ Паустовского «Телеграмма». Он произвёл на меня такое впечатление, что ни рассказ, ни имя писателя, о котором никогда не слышала, я уже не могла забыть.
Текст этого небольшого рассказа, вы можете почитать в рубрике сайта "Каталог статей".. А мне хочется поделиться реальной историей написания этого рассказа. Сам Константин Георгиевич описал ее в своей повести «Золотая роза».
«Я поселился поздней осенью в деревне под Рязанью, в усадьбе известного в свое время гравера Пожалостина. Там одиноко доживала свой век дряхлая ласковая старушка - дочь Пожалостина, Катерина Ивановна. Единственная ее дочь Настя жила в Ленинграде и совсем позабыла о матери - она только раз в два месяца присылала Катерине Ивановне деньги. Я занял одну комнату в гулком, большом доме с почернелыми бревенчатыми стенами. По вечерам я приходил к Катерине Ивановне пить чай. Она сама уже плохо видела, и к ней прибегала раза два-три за день для
всяких мелких хозяйственных поделок соседская девочка Нюрка, по характеру своему угрюмая и всем недовольная.
Нюрка ставила самовар и пила с нами чай, громко высасывая его из блюдечка. На все тихие речи Катерины Ивановны Нюрка отзывалась только одними словами:
- Ну вот еще! Чего выдумали!
Но на деле Нюрка, пожалуй, единственная любила Катерину Ивановну. Катерина Ивановна жила когда-то с отцом в Париже, знала Тургенева, была на похоронах Виктора Гюго. Она рассказывала мне об этом. Катерина Ивановна никогда не выпускала из рук старенькую атласную сумочку. Там у нее хранились все ее богатства: письма Насти, скудные деньги,паспорт, фотография той же Насти - красивой женщины с тонкими изломанными бровями и затуманенным взглядом - и пожелтевшая фотография самой Катерины Ивановны, когда она была еще девушкой, - воплощение нежности и чистоты. Катерина Ивановна никогда ни на что не жаловалась, кроме как на старческую слабость. Но я знал от соседей и от бестолкового доброго старика Ивана Дмитриевича, сторожа при пожарном сарае, что у Катерины Ивановны - не жизнь, а одно горе горькое. Настя вот уже четвертый год как не приезжает, забыла, значит, мать, а дни у Катерины Ивановны считанные.
Однажды Катерина Ивановна попросила меня проводить ее в сад, - в нем она не была с ранней весны, все не пускала слабость.
- Дорогой мой, - сказала Катерина Ивановна, - уж вы не взыщите с меня, со старой. Хочется мне напоследок посмотреть сад. В нем я еще девушкой зачитывалась Тургеневым. Да и кое-какие деревья я посадила сама.
Она одевалась очень долго. Надела старый теплый салопчик, теплый платок и, крепко держась за мою руку, медленно спустилась с крылечка. Уже вечерело. Сад облетел. Палые листья мешали идти. Они громко трещали и шевелились под ногами. На зеленеющей заре зажглась звезда. Далеко над лесом висел серп месяца. Катерина Ивановна остановилась около обветренной липы, оперлась о нее рукой и заплакала. Я крепко держал ее, чтобы она не упала. Плакала она, как очень старые люди, не стыдясь своих слез.
- Не дай вам бог, родной мой, - сказала она мне, - дожить до такой одинокой старости! Не дай вам бог! Я осторожно повел ее домой и подумал: как бы я был счастлив, если бы у меня была такая мать! А еще через несколько дней Катерина Ивановна слегла и уже не вставала. У нее ничего не болело. Жаловалась она только на усталость.
Я послал телеграмму Насте в Ленинград…
Однажды ночью Нюрка сильно застучала ко мне в стенку и крикнула испуганным голосом:
- Идите! Бабка помирает!
Умерла Катерина Ивановна к утру. Мне пришлось закрыть ей глаза. Я, должно быть, никогда не забуду, как я осторожно прижал ее полузакрытые веки и неожиданно из-под них скатилась тусклая слеза. Нюрка, задыхаясь от плача, дала мне помятый конверт и сказала:
- Тут Катерина Ивановна велела, в чем ее хоронить…
Настя опоздала на три дня и приехала уже после
похорон».

Просмотров: 194 | Добавил: Библиотекарь | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Цитаты
Париж никогда не кончается, и каждый, кто там жил, помнит его по-своему. Мы всегда возвращались туда, кем бы мы ни были и как бы он ни изменился, как бы трудно или легко ни было попасть туда. Париж стоит этого, и ты всегда получал сполна за всё, что отдавал ему. И таким был Париж в те далёкие дни, когда мы были очень бедны и очень счастливы.

Э. Хемингуэй, "Праздник, который всегда с тобой"
Группы "ВКонтакте"
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Ноябрь 2020  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30
Архив записей